Иран включается в нагорно-карабахский процесс?..

0
16

В Баку ждали представителей Ирана накануне, в ходе или же сразу по завершении Второй Карабахской войны, но Тегеран тогда не проявил особую активность, ограничившись лишь общими и расплывчатыми заявлениями. Многие объясняли это так, мол, в Иране недовольны тем, что Баку и Москва не включили его в процесс нагорно-карабахского урегулирования, якобы Баку, Анкара и Москва оставили Тегеран в стороне.

В ответ на эти рассуждения заметим, что никто не приглашал Исламабад для участия в процессе урегулирования карабахского процесса, но Пакистан в очередной раз показал, что является другом и союзником Баку: он постоянно выступал с дипломатическими заявлениями, выражал свою политическую поддержку справедливому делу Азербайджана по освобождению захваченных армянами территорий.

Ничего подобного мы не заметили со стороны соседнего Ирана, хотя сам Тегеран и некоторые эксперты, в том числе российский политолог А.Дугин, не раз заявляли, что самым эффективным форматом разрешения конфликта мог бы быть альянс государств региона.

Теперь можно сказать, что Москва, Анкара и Баку работали над созданием этого формата, Иран же, как говорится, или ждал «особого приглашения», или же не хотел портить отношения с Ереваном.
С момента наступления оттепели в отношениях Турции и России, президент Р.Т.Эрдоган постоянно пытался актуализировать нагорно-карабахскую тему. В частности, он демонстрировал подобные попытки на сочинских встречах с российским президентом. Однако аналогичного не скажешь в отношении иранского руководства…

Все это, как говорится, уже предмет новейшей истории, и Тегеран при желании может наверстать упущенное: Азербайджан нуждается и в его поддержке, т.к. когда мы писали эти строки, СМИ сообщили, что идет работа над рабочим форматом, предусмотренным трехсторонней московской встречей.
Соседняя Россия теперь находится в весьма уязвимом или чувствительном положении. С одной стороны, прогнозы и предсказания о возможном американском давлении, с другой – напряженная ситуация внутри страны, не оставляет возможности для широкомасштабного и селективного отбора друзей-союзников, т.к. ей некогда терять соседей, друзей или же союзников, одними из которых являются, конечно, Анкара и Тегеран.

Поэтому можно сказать, что позиция и Ирана по карабахскому вопросу много значит для России.
Многое объединяет с Баку и Анкарой и Тегеран. Контуры американской политики в отношении Ирана еще не определены, но верность Анкары и Баку добрососедским принципам прошла испытание временем. Турция и Азербайджан никогда не поддерживали холодную политику и всевозможные санкции против Ирана, и то, что, несмотря на тяжелые санкции или же давление США, Иран еще держится на ногах, есть результат поддержки именно соседей, конечно, в первую очередь, Турции и Азербайджана.

Плюс, Азербайджан является весьма важным торговым и экономическим союзником Ирана, который вкладывает огромные ресурсы, многомиллионные финансовые инъекции в экономику своего южного соседа.

Теперь наступило время для доброй ответной реакции Тегерана. Нет сомнений, что подавляющее большинство государств и организаций с пониманием отнесутся к последним мерам Баку по принуждению агрессора к миру.

Например, некоторые аналитики полагали и ожидали, что зимняя сессия Совета Европы не останется равнодушной к последнему поражению армян и спровоцирует какие-то обсуждения, возможно, даже принятие проармянских резолюций. Но этого не случилось. Несмотря на попытки армян, Страсбург не стал омрачить юбилейную, двадцатилетнюю дату членства Баку в этой организации.

Над своей политикой должны всерьез подумать и иранцы. Наступил важный этап разрешения карабахского конфликта, и мы в очередной раз узнаем собственных друзей и недругов. Очень уж хочется, что Иран не оказался в лагере недругов Азербайджана…