Та же «смуглянка-молдаванка», но с прозападной ориентацией

0
24

Признаться, Молдова наиболее неизвестная, даже туманная страна для нас из известной гуамовской четверки.

Когда в свое время четыре бывшие советские республики учредили ГУАМ, мы даже с некоторым подозрением отнеслись к их решению, потому что желание занять промежуточное положение между СНГ и европейскими структурами, особенно ЕС, было нам не совсем понятно. Но через пару лет эти страны взяли курс интенсивной или усиленной интеграции в европейские структуры и в этом процессе выделились не только Грузия и Украина, но и Молдова.

На сегодняшний день можно твердо сказать, что Кишинев – один из самых образцовых компонентов процесса европейской интеграции, хотя эта страна весьма часто меняет свою «политическую окраску».
На днях политическая палитра страны вновь изменилась, т.к. левоцентрист И.Додон проиграл выборы политику прозападной ориентации Майе Санду.

О Санду мы впервые услышали, когда она стала премьер-министром Молдовы. Хотя ее премьерство не продлилось долго – через год Санду сложила свои полномочия – она запомнилась нам одной деталью. Будучи премьер-министром, Санду решила пригласить в свою страну экс-президента Грузии М.Саакашвили и поручить ему проведение экономических реформ, в частности, формирование антикоррупционной политики. Но в этом ей помешал тогдашний президент И.Додон, заявив, что «у нас своих кадров хватит».

Конечно, при желании и в Молдове можно было бы найти кадры для борьбы с коррупцией. Но почему-то их не находят, и, как ни странно, Молдова и Украина по сей день продолжают оставаться самыми коррумпированными странами среди стран Восточного партнерства.

Что касается интереса российских структур к этой стране, тут особую роль играют геополитические мотивы. В Кремле опасаются, что Кишинев повторит политику Киева и начнет проводить жесткую политику в отношении Москвы.

Почвой для этого служит, конечно, приднестровский конфликт. Хотя в последние годы ЕС начал проводить особую политику и в отношении Тирасполя, стараясь обратить торгово-экономические векторы этого региона в свою сторону. Но Приднестровье зависит от России, главным образом, в сфере энергетики. Безусловно, корень конфликта лежит не только в геополитической и геоэкономической плоскости, в противном случае его можно было бы решить в самые ближайшие сроки – нет, приднестровский конфликт есть, в первую очередь, этно-территориальный конфликт.

В Москве опасаются, что гуамовская тройка – Грузия, Украина и Молдова – будут интегрироваться в НАТО. Но процесс принятия этих стран в Североатлантический блок затягивается, и тут приводятся самые различные аргументы.

Интересно, что военная элита НАТО выступает за скорейшую интеграцию этих стран в НАТО, тогда как политики занимают более уравновешенную позицию. Например, буквально на днях натовские генералы вновь выступили с предложением о принятии Грузии в структуры блока, заявляя, что абхазские и осетинские конфликты вовсе не могут быть помехой в этом деле.

То же самое можно сказать и про Молдову. Конечно, мы еще не знаем, какую политику будет проводить Санду в этой стране. В Кремле даже не исключают, что в этой стране о себе дадут знать и сторонники унии, т.е. объединения Молдовы с Румынией.

Но думается, что до этого дело не дойдет, потому что в Молдове евро-центристы не впервые приходят к власти: они и раньше занимали политический Олимп страны, но никакой унии не было. Наверное, так будет и на этот раз. А вот остальное время покажет.