Война еще не окончена?

0
16

То же самое можно сказать и про соседнюю Россию. Москва уже разместила в Карабахском регионе около двух тысячей своих солдат и офицеров, поэтому она никогда не позволит, чтобы военные столкновения возобновились. Плюс, со стороны России было бы абсолютно нелогично рисковать жизнью своих военнослужащих, тем более что она еще не потеряла основные рычаги влияния на Армению.

Поэтому, когда в Кремле заявляют, что стоит отказаться от выражения «нагорно-карабахский конфликт», не следует воспринимать это как игру слов или простую риторику: Москва, Баку и Анкара серьезно относятся к новым реалиям на карабахском военно-политическом театре.

Тем временем в Армении политическая ситуация, мягко говоря, не совсем спокойная. Когда мы писали эти строки, политическая напряженность в этой стране, по словам журналистов, достигала своего пика. Многие ждали окончания ультимативного срока, который оппозиция предъявила премьер-министру Н.Пашиняну. Срок истек, но, как известно, Пашинян не подал в отставку, поэтому оппозиция начала штурмовать улицы, площади, станции метро, даже попыталась нарушить ритмичное движение столичного транспорта. Спустя какое-то время силовикам все же удалось взять ситуацию под контроль.

Хотя ранее протестная оппозиция заявляла, якобы в стране царит полное безвластие, власть полностью парализована и т.д., однако все это пока не подтверждается и продолжает вызывать определенные споры.

Дело в том, что есть некоторые весьма важные факторы, которые увеличивают политический иммунитет действующего армянского премьера.

Во-первых, по последним данным независимых социологических служб, особенно филиалов или отделений соответствующих зарубежных структур, 38-40 процентов населения еще поддерживает Пашиняна.

Во-вторых, 16 партий, которые требуют отставки премьера Пашиняна, практически не представлены в парламенте. Пашинян же имеет в своем распоряжении 80 из 132 мандатов, что в очередной раз говорит о прочности конституционной защиты армянского премьера.

В-третьих, по мнению политических наблюдателей, за Вазгеном Манукяном, которого оппозиция предлагает в качестве главы переходного правительства, маячит фигура экс-президента Роберта Кочаряна.

В-четвертых, в данной ситуации российский президент Владимир Путин поддерживает Никола Пашиняна, потому что и для Москвы теперь важнее всего не смена власти в Армении, а продвижение мирного нагорно-карабахского процесса и, конечно же, выполнение условий трехстороннего соглашения.

Все это в очередной раз показывает, что нельзя пренебрегать политическими ресурсами армянского премьера.

Между тем есть еще один существенный момент: армянская церковь поддерживает протестную оппозицию и требует отставки Пашиняна. Конечно, тут сказывается и такая деталь, что у Пашиняна с самого начала возникли проблемы с церковью, т.к. он, едва став премьером, требовал отставки католикоса страны.

Учитывая все перечисленные обстоятельства, пока весьма трудно точно определить эволюционный трек политических процессов в Армении.

Скорее всего, тут уместно говорить о равных вероятностях, т.е. с вероятностью пятьдесят процентов Пашинян может быть свергнут со своего поста, но он с такой же вероятностью может остаться на своем посту.

Тут напрашивается интересный вопрос: что было бы, если бы во власти в Армении были Саргсян или Кочарян? Могли бы они остановить продвижение азербайджанской армии? Нет и еще раз нет! Наша армия это доказала еще во время славных Апрельских боев четырехлетней давности. Мы не раз побеждали или были близки к победе, но каждый раз нашу победу отнимали у нас.

Одним из существенных факторов был нейтралитет Москвы. Как известно, на этот раз Россия проявила достаточную нейтральность, и мы в течение полутора месяца полностью разгромили врага.

Что же касается «возможного продолжения войны» и бредней армян по этому поводу, надо быть откровенным: до тех пор пока в Карабахском регионе Азербайджана будут проживать армяне, вероятность возобновления конфликта будет сохраняться. Например, в годы советской власти конфликт был заморожен почти на семьдесят лет! Но как только возникла возможность возобновить его, армяне сразу же решили воспользоваться случаем. Подобное в принципе может когда-то повториться.

Могут ли армяне чего-то достигнуть? Вот в этом мы глубоко сомневаемся. После Второй Карабахской войны армянам потребуется минимум еще тридцать лет, чтобы прийти в себя…